iliich: (дык)
Перед прошедшими выборами я совершил системную ошибку.

Я включил телевизор.

А в нем, надо же, - дорогая передача! Толк-шоу. Из политических. Но не ссыльных.
Все по-взрослому.
Стоит ведущий (лицо страдающего запором мыслителя). Сидит массовка-аудитория (аплодисменты!). Наличествуют оппоненты сотоварищи, голов двадцать (лица, значки, фамилии, должности).

Хорошо! Улыбайтесь до ушей! Хлопайте в ладоши!

Тема диспута: "Существует ли реальная угроза Плану Путина?"

Вероятность того, что эти морды как один вытащат наградные ТТ и с криком "Банзай!" совершат акт публичного группового суицида, ничтожна. Она становится таковой с каждой секундой дорогостоящего эфирного времени и ...
Да! Смотрите, они открывают рты! Они морщат лбы! Они начинают свое "толк" и местами "шоу".

Откиньтесь поудобнее в кресле, пока эта программа телевидения выполнит инсталляцию в ваш мозг.

Я таки откинулся, что же делать, за ошибки надо платить.
Но в голове моей, вот беда, возникли какие-то посторонние вопросы. Вдруг. Мне стало нестерпимо интересно, что чувствует проститутка внутри своей личной вселенной? А? Бьется в голове этот нелепый вопрос, - что же, черт дери, она чувствует, - мешает сосредоточится на актуальной теме политинформации.

Ну? Когда ее, проститутку, молодого начинающего специалиста, подающего надежды своими сиськами, везут старшие товарищи на первую в жизни смену.
Вот ее, в стайке легко одетых девчушек, пастухи заводят в предбанник несвежей сауны, пред пьяные очи десятка волосатых мужиков. Они тыкают пальцами, чмокают рыбьими губами, они выбирают. Ржут в голос. Их ляжки, их животы символически обернуты в тоги мокрых простынь. Сейчас каждый из них в душе это маленький Нерон, с бутылкой водки вместо факела и членом заместо стилоса.

Ее, проститутку, таки выбирают. Кто-то ведет на второй этаж, в бильярдную. Ступени скрипят. Туши неронов гогочут и подмигивают.

Что же она чувствует сейчас? Ей стыдно? Ну хоть малость, ну же?! Она же нормальный человек. Стыдно же, ну так и есть.
Так когда же этот стыд превращается в неловкость, неловкость в привычку, с привычки - в разухабистую браваду, в кураж? А?
С какого раза такой общественной ебли ее нормальная психика трансформируется в психику проститутки?

Ах, да что же это я! Пардон, про сущую ерунду, тьфу, проститутка, растереть и где она?

Вот же на трибунах дяди, доброта и свет во взгляде, рубятся насмерть, слюна летит веером, стыд трансформировав в рейтинг. "Угроза - справа! Нет, врете, товарищ! Угроза слева!"
Перед масштабом их куража я забываю мою бедную проститутку.

Начинаю чувствовать себя второстепенным персонажем Кафки. Или романа "Град обреченный" Стругацких, как-то роднее.
Это неприятно, поверьте мне. Абсурд становится опасным, когда обретает мясо, кожу и рожу. А отсидеться этаким Ваном, с самой маленькой тарелкой и щербатой вилкой на краешке стола, что-то, похоже, не очень получится.
iliich: (дык)
Трудно удержаться леммингу, когда его собраться и сосестры бегут, бегут, бегут в одном направлении.
И не надо.

Ушедший год. Типа итоги. <Сделать характерный жест двумя пальцами>

Год был.
Приходишь – здравствуй, уходишь – прощай, вот такое отношения к этому уже мертвому и отпетому году. Адьё!

И хватит итогов.
iliich: (дык)
Я раздражительный. Раздраженный.

Ничего меня не радует, во всем найду дырочку, которую готов поколупать разик-другой грязным своим ногтем.

А что это вот у вас тут за херня, вот тут, ась?

Это у меня гнилое асоциальное нутро смердит. Придушенный и прикопанный во мне анархист тухнет, порождая избыток желчи.

Ну, вот же – праздник. День города. Ему 270 лет.
Протяни руку, обуй ноги, придвинь задницу, вытяни шею, и он – твой.

Погуляй, попей, посмотри, послушай, порадуйся! Давай!

Раздражает, черт.

Вот эти рекламные средства вокруг с абсолютно идиотской, не знаю, как назвать, идеей что ли:

«270 качелей установлено в Курчатовском районе»

Идея понятна? Ментов, окон, колес, муки, метров, листьев, младенцев, всего подряд у нас теперь конкретно по двести семьдесят штук.

Представляю себе. Прямые серьезные мужья с профессиональными залысинами на задницах и в окружении машин имени трёх Ольг, ходят по несчастным дворам Курчатовского района. И считают. Качели.

- Это что у тебя?!
- Дык, качеля, расстудыть её.
- Ты чего, сука, под распиздец у мэра хочешь меня подвести?! 270 штук качелей, блять!!! А у тебя на земле уже насчитали 383, мудила. Убрать излишки, лично проверю.

Ох, трудно живется, поди, в Риме. Сколько там ему лет?

А мне бы хотелось увидеть плакаты с текстом примерно такого содержания:

«270 рублей в неделю – прожиточный минимум пенсионера»
«270 проституток еженощно выходит на работу»
«270 тысяч рублей – средний размер взятки чиновника в месяц»
«Всего 270 лет необходимо проработать человеку, что бы заработать на квартиру»
«270 представительских автомобилей в гараже городской администрации»

Э, господа?
Ах, да! У вас же написано: предоставляемая информация условна.
Нет, это не она условна.

Это жизнь вокруг для вас условна, свистульки штатные, подпездыши карманные!

Раздражает!
iliich: (Default)
Папа, который Римский, прочитал лекцию о терпимости.

В ней привел цитату Византийского императора, который, в свою очередь, цитировал еще более древнего богослова.

Мол, жестокие эти мусульмане типы. А уж нетерпимые, так просто жуть.

Ба! Это мы то жестокие и нетерпимые, ёпта?! - возмутились те.
Да мы самые миролюбивые и мягкосердечные!!

И тут же, не сходя с места, сожгли пару десяток чучел, флагов, пару другую церквей, поорали страшными рожами в камеры и пристрелили монашку.

Чисто в доказательство, так сказать.

Действительно, теперь всякому ясно-понятно, что Папа не прав.  Видно невооруженным глазом, - мусульмане просто душки, сама доброта и человечность.

Ахренеть.

March 2014

S M T W T F S
       1
2345 67 8
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 10:49 pm
Powered by Dreamwidth Studios