iliich: (дык)



Новый Год, секс и выпивка концептуально есть процессы весьма схожие.
И дело даже не в том, что они порой как-то совмещаются. Принципиально-техническая схема сборки подготовки, проведения и хода смакования послевкусия с послеощущением будто написана под копирку для каждого этого случая.

Вот Новый Год. Детский, по-сути, праздник, усилиями маркетологов превращенный в общепланетарную эмоциональную кульминацию года, в эдакую сверхпятницу, в мандариново-шампанский потребительский катарсис четко по календарю.

Готовишься. Определяешь место. А с кем? А как? Что подарить? Что съесть и что бы такого выпить, чтобы не было мучительно больно за?
Съездить туда-сюда, купить по списку, не забыть это, поздравить тех, написать тем и этим, придумать, составить, взять, зайти, успеть, поставить, принести, смочь и ощутить!Ё

Суета и чехарда. Но все должнО быть так, как дОлжно быть. Никак иначе. Ибо сказано.

И все сошлось. Срослось! Все, как хотел. И компания, и место. Об-сто-Я-тель-ства!
Куранты! Ура!
Хлопнули шампанским, хлопнул под шумок по сто.
Какое красивое платье! Обнялись и поцеловались. Кто-то жжет и жрет желания.
Все - улыбаются.

И тут же, ну, или чуть погодя, вползает чувство, заполняя собой все свободные от еды полости организма, и это чувство полной, абсолютной, прямо таки космического масштаба, бессмысленности происходящего.
Только сила воли, щедро и вовремя налитая из соответствующей бутылки, помогает справится с этим чувством, не дает вырваться этому чувству наружу, быстрее-быстрее, пока какая-нибудь чуткая душа в платье и чулках не приняла эту заминку на свой счет, как у этих душ в чулках заведено.

Итог простой, - добро пожаловать в посленовогоднюю депрессию.

Или - выпивка. Опять же - поиск компании, мучительный выбор собутыльника, тщательный подбор напитков и закуски, суровое соблюдение антуража и традиций, довольное потирание ладоней, ах, сухой этот звук предвкушения!
Звяк стекла. Стук стульев.
За встречу!
Все - улыбаются.

А для чего все? Для радости? Для легкости общения? Для вящего раскрепощения?
Хуй!
Лишь для того, чтобы с утра, мучительно нащупав себя, свои штаны, ремень к ним и ботинки, нащупать еще и это чертово чувство бессмысленности случившегося.

И, не удержавшись, ввалится, коряво, навзничь, в алкогольную депрессию.

А уж про секс то что говорить?! Всё уже сказано где-то в Греции, мол, всякая тварь опосля ентого самого дела, будь оно неладно, печальна и задумчива.

Еще бы! Столько ожиданий, предчувствий, сомнений, действий и не-действий, потерянных калорий и времени, и сколько всего такого прочего лишь для того, чтобы вдруг, как раз посереди фрикций, обнаружить у себя в голове вставший ребром вопрос - зачем_вот_это_всё?!
Осознав всю бессмысленность ебли, ссутулившись, на автомате, шаркать к неизбежному, быстрее-быстрее, своему мужскому унылому оргазму, к стенке, к беспокойному сну, к посткоитальной депрессии, к вечности, наконец!

Эх, куда ни кинь - всюду жизнь.
Грустно, господа хорошие.
А что делать?
iliich: (держи в руках)
Сдается мне, что ощущение времени у мужчины отсутствует как таковое. Вот такая максима.

Ну, нет у него этого встроенного тик-тик-тикающего устройства внутре, природа ли не усмотрела или бог ли не снизошел, это уже не важно, как то так вышло уж, все вопросы к биологам-социологам-программистам-теологам, - конструктивная особенность, хули.
Плавное течение времени ничем не фиксируется, не отражается, нигде не звучит капелью в мужском мозгу.
Не отсюда ли эта вечная, анекдотичная путаница, а то и полная мужская интоксикация на «памятные» даты, ы?

«Дорогой, завтра восьмое марта…»
«Шо?! Опять?!!»


Но, несмотря на отсутствие интуитивного понимания, глупо отрицать, что время ж есть. Оно таки напоминает о себе некоторыми приметами и «комплексами мероприятий». Каждый слышит его настойчивый стук по своей личной внешней оболочке, оттуда, снаружи.

Оставим в покое мелкую дробь сущих пустяков – что нам, мясным, эта мелочь! Пфуй, гарсон, вулеву куше авэк муа сё суар! Фоновый привычный звук жизни. Но, порой, время может выдать и нечто весомей, - плюху такой силы, что игнорировать этот «намек» нет никакой возможности и мочи.

Подло и внезапно, - хуяк! Все дребезжит и трясется, сыплется какой-то мусор со стропил, помёт, куски монументальной лепнины, гнезда, яйца…

Пока мужчина, оглушенный, хлопает зеньками и слепо нащупывает в кармане брюк ненадежную свою опору, время, пользуясь, уже дрючит его и так и эдак, и еще в пару дыр, на сдачу…

Когда это происходит в первый раз, мужчина приобретает свойство «пробитости». Как боксер.

У каждого, наверное, этот темпоральный пробой свой, индивидуальный.

Например, вчерашние «недоросли». Сестры, братья, дети знакомых. Те самые подростки-дети, которых-то толком и не помнишь, так как узкий луч внимания находился несколько выше, на метр, что ли, вверх.
И эти недоросли, бывшие детишочки, деточки, детки, детулечки, - ба! – выходят уже замуж, женятся, рожают своих детей…

Хук слева прям, чесслово, а я такой удар с трудом держу, обычно.

Или такой вариант.

Сидишь тихонечко в питейном заведении. Пьешь свой нехитрый бир, куришь само собой. И ничего, ничего не беспокоит тебя, ничего. Ну, может, мысль крутится о насущной необходимости сходить поссать. Пора, мол, или нет (зажигать свет)?

А напротив или чуть вбок – девушка. Красиво-симпатична, глазки, ручки, шейка, остальные места, формы и достопримечательности. Лет ей двадцать.
И тут – накрывает. Или уже по пути в сортир, позже, значит.
Ёлки, - думаешь, - десять лет назад я сидел вот так же в этом же заведении, пил это же пиво и даже, кажется, из этого же стакана. Народу, конечно, было больше вокруг, да и хрен с ними, пидорасами.

А девушка то, ныне сочащаяся в разные стороны в целях саморекламы там, за спиной, бегала тогда в четвертый или какой там класс, делала уроки или даже сидела на твоих коленках…

Темпоральный удар!
Нынче у нее пирсинг на языке, тату на пояснице и мускулистый мальчик на ушах.
Даешь трещины по всему корпусу и моментально начинаешь стареть, - стерильность уже нарушена. Из сортира возвращаешься шаркающей походкой, хочется завести кресло-качалку с пледом и трубкой…

Уровень угрозы – красный! Уровень тревоги – пиздец!
Алярм! Алярм!Алярм! Спасите наши души!

Спокойствие.
Не все так плохо. Это дает нам редкий шанс добыть рецепт вечной жизни, - средство Макропулоса.
Все просто – мужчине, такому вневременному, весь из себя, нужно избегать проявлений времени. Любых проявлений времени. Стой, кто идет? Кто идет - идет нахрен - стреляю.
Скажите «нет» и – вуаля! Можно жить вечно. Без оглядки на время.
Такой мужчина, гигант и мыслитель, будет бесконечен, как ветхозаветный пророк.
И жить будет, - да! – вечно!
Пока не сдохнет от какого нить, увы, пустяка, типа триппера.
Но время тут уже будет не при делах.
Аминь.
iliich: (Default)
Взять и собрать всех носителей сандалий любого крупного уральского города, используя наработанные веками технологии полицейского государства, в одном месте. Обычно для этого используют стадионы, вокзальные площади, парки отдыха и культуры, плацы близлежащих армейских частей, короче, подойдет любая относительно крупная, простреливаемая территория, имеющая легко контролируемые входы-выходы.

Итак, собрать всех сандальцев в одном, определенном заранее, месте.
О, я запросто могу это себе представить! Хмурое раннее утро, первое оцепление из лопоухих срочников. Вторая линия - матерые товарищи в штатском, белые повязки на руках. Остервенелый лай служебных собак, этих лучших друзей человека. Подъезжающие автозаки, хлебовозки, конфискованые маршрутные ПАЗики и ГАЗели выгружают задержанных. Кожа, хром, партупеи, фуражки, погоны, звезды, камуфляж, все уверенно скрипит, командует, лязгает, матерится.
И огромная, единая толпа сандальцев, жмущихся к друг другу на этой прекрасно простреливаемой территории, сжимающие в руках пакеты с предписанным имуществом, вжимающие головы в плечи под накрапывающим дождичком и хлесткими командами.

Во! Собрали вроде всех. Пестрая толпа. Все, как один, в сандалях.
Но не всё, как обычно, ладно. Сами понимаете, - эксцесс исполнителя.
Выгоняем женщин и малолетних детей. Подумав дважды, но отпускаем подростков, дав, для профилактики, по подзатыльнику. Выпроваживаем пенсионеров, чего уж. И, заодно, случайных тут, в городе, селян, хрен с ними, им еще озимые сажать.

И что, в итоге, мы имеем в сухом остатке? Тех, ради кого потратили уйму человеко-часов, подняли по тревоге наши славные войска, оторвали от теплых жен начальство, нарушили всевозможные права человека и международные конвенции. Вот они.
Любуйтесь, - эти, с позволения сказать, господа надели свои такие почти греческие сандалии на носки!
Эстеты используют носки почти телесного цвета. Художественные натуры - под цвет глаз. Консерваторы - под цвет ремня. Элитствующие граждане - белые носки, как у древних бояр, помните, были такие длинные, до пола, рукава, с тем же посылом миру. Практики - черные.
Носки, носки, носки глядят на меня и оцепление через дырочки, окошечки, отверстия сандалий.
Злоба копится в желваках, я хватаю мегафон и ору в него этой злобой:

ДА КАКОГО ХРЕНА В В НОСКАХ ТО?!

Опубликовано с мобильного портала ljmob.ru
iliich: (Default)
Безусловно, в своем каждодневном общении, при возможности, я предпочитаю людей, ммм, сложных. С богатым, ох ты господи, внутренним миром. С неоднозначными реакциями, обусловленными этим внутренним богатством.

Но вот какая штука, брат.

Эти сложные, без шуток, такие интересные люди, общение которых я (о, дайте мне только возможность!) предпочитаю, выглядят часто нелепо. Смешно. Глупо. В простейших, казалось, ситуациях. А ведь такие сложные внутре!
Как же так?!

Вот простой, легкодоступный пример.
Общественный транспорт. Троллейбус, трамвай, автобус. Аминь.
Всех (меня – точно) учили уступать место в общественном транспорте пожилым, женщинам и пассажирам с детьми. Это культурный навык. Он или усвоен на сто процентов или не усвоен совсем. Я не знаю, в зависимости от чего, от интеллектуальных способностей или от степени социализации, не знаю. Но тут строгая двоичная система – да\нет.

Мой отец, к примеру, вообще никогда не садился в этом самом транспорте, все равно, мол, вставать.

Простой, скажем, безусловный человек, в зависимости от наличия-отсутствия у него этого навыка, поступает просто – либо уступает, либо тупо нет. На этом уровне (троллейбус, трамвай, автобус) нет видимого различия между «простой» и «сложной» личностью.

Даю новые вводные.
Общественный транспорт, но в виде маршрутного такси типа «Газель».
Это уже интересней!
«Простой» (ну фу, слово какое!) человек поступает по-прежнему – уступает или не уступает свое место. Никакого внутреннего конфликта. Точка. Простая реакция на предложенную ситуацию.

Я как-то наблюдал гопника, который, сидя перед стоявшей теткой, абсолютно искренне предложил ей подержать ее тяжеленную сумку.

И совсем другая картинка – «сложная личность».
Наблюдать за таким одно удовольствие, как за бегущей девочкой – столько лишних, интересных движений.

Мой сложносочиненный начинает мучиться, - как поступить?
Он считает себя интеллигентом или интеллектуалом, давеча в курилке он рассуждал об гражданском правосознании, об неопределенности политической ситуации, о новинка литературы и кинопроката.
А тут – заперлась несвежая тетка, она трется о плечо, она дышит ему в шапку, она бьет сумкой ему по ногам.
Она, конечно, молчит. Но – какого черта! Какого, повторюсь, хрена она заперлась, видно же, что мест нет! А, бля, прется! Вечно эти тетки, эти бабки, эти девахи лезут, лезут, лезут и толпятся у входа раком, судорожно хватаясь на повороте за все подряд. Да какого, опять, хрена! Это такси! Я заплатил за билет, я заплатил за сидячее место! Здесь вообще все места сидячие и я сижу по-праву. Я не буду уступать, стоять запрещено, неудобно и я не обязан уступать, не буду! Она сама виновата, - заперлась нагло, видно же – нет мест, нет, прется, сука неприятная, и стоит …

В таких умопостроениях проходит вся его дорога и, если тетка не выйдет/сядет до нужной ему остановки, то, скорее всего, за одну остановку до этого волнующего момента, он встанет и поменяется с ней местами. А может и нет – слишком сильно будет раздражен и возмущен.
Он напишет пост в блоге или расскажет жене за ужином обо всех этих людях, что постоянно прутся в маршрутки без свободных мест, это безответственное поведение, это наглость, в конце концов …
Ну, разве это не смешно?

И совсем уж интересно становится, если я еще немного усложню вводные.
Я, та-та-даам, подам к заснеженной остановке ПАЗик. Это такое маршрутное такси, в котором кроме мест для сидения, предусмотрены места и для стояния.
Ах, господа! Бегите этих ПАЗиков, как огня. Спасайтесь! Хватайте взрослое такси, иначе беда.
Этот зловещий ПАЗик – ловушка. Это есть смертельная моральная дилемма на колесах, а в салоне полно женщин, пожилых и пассажиров с детьми. И все – стоят. Рано или поздно, что ты поделаешь, они зайдут и встанут. Это неизбежно, как пенсия. Вот они стоят над вами, от них пахнет шерстью, слегка покачиваются и перебирают своими артритными ногами будто усталые лошади. Стоят. Дышат. Смотрят.

В мозгу носителя богатой духовной личности проносится: место, сидеть, уступить, старики и женщины, уступать, первыми на выходе, хрен вам, заплочено, такси, законное право, передайте на проезд, мерси, мадам, бонжур, месье, до конечной, стоять, я первый тут сел, устал, стоять, мальчик Ефграф…
Голова, наполненная этой какофонией, с одного полюса и жопа, прижатая к нагретому дерматину сиденья, с другого, вызывают резонанс и умственное замыкание.

Кора головного мозга и мозжечок, не сговариваясь, покидают вахту. Пост сдан, замечаний нет. Управление организмом и, заодно, личностью берет древний и более практичный ствол головного мозга. Пост принял.
Глаза стекленеют, рот наполняется слюной, мечтается об выпить водки, об ругаться матом и об дать кому-нить в морду.

Наш сложный, интересный, интеллектуальный, всесторонне развитый, внутренне и духовно богатый гражданин одним метафорическим щелчком тумблера перекидывается в то, что он есть на самом деле.

В НЕКУЛЬТУРНУЮ СКОТИНУ.

Здравствуй, брат, ты вернулся?
iliich: (Default)
Сиджу тут, понимашли, варю хинкали. Радио поет на разные голоса, собака воет за дверью, синички хрупкаю сало. Снежок. Выбор развлечений в этот час невелик - или, прости господи, Радзинского читать или че?
Вот-вот. Все же спят, че стесняться. Буду мозг выносить.

Я знаю, - большинство из вас считает себя представителями "среднего класса". А?
Уже пару лет, шурша страницами или щелкая кнопками, я натыкаюсь на рассуждения разнообразных -истов и -ологов на тему "среднего класса".
То есть - вас.
Мол, кто такой есть средний класс? Кого, мол, считать таковым и почему? И все такое, ну, треп бла-бла. Подобный треп можно еще услышать разве что на тему "интеллигенция".

Я, конечно, плохо учился в школе, но немного помню определение Маркса - средний класс это работающие собственники. Причем, слово "собственность" определяет отношение только к средствам производства.
Все же истыологи эти несколько лет втемяшивали мне, что средним классом можно назвать человека по уровню его потребления. Другими словами, купил машину, квартиру, отпуск на Бали, - оп-па, получи почетный значок и радуйся , ты опора государства. Спорные моменты есть: две машины или одна, с какого метража квартиры, Бали или Майорка... Имущественный ценз, так сказать.

Господа! Это очень печально, но вас надули. Вы - пузырь из мыла. Вы не средний класс, а его символ. Даже более того - симулякр, символ, не имеющий смысла.

С давних пор существовало лишь два класса - Народ и Начальство. Список исчерпывающий. И эти две группы смотрели друг на друга. Внимательно. Иногда Народ рвал Начальству жопу. Всегда Начальство драло с Народа шкуру.
Жить было страшно. Но интересно. Страшно интересно. То бунты, то революции, то бомбисты, то налоговые декларации. Движуха!

И лишь в 18 веке между Народом и Начальством возникло нечто среднее. Его так и назвали.

Начальству новинка понравилась. Средний класс был объявлен Ценностью, священной коровой, оплотом государственности.
Он смягчает противоречия в обществе. Он является примером для Народа. Ты, Народ, недоволен? Ты просто лентяй! Посмотри на средний класс, будь предприимчевей, будь успешнее!

И повелось. Народ смотрит на Начальство сквозь средний класс и ему не совсем все видно. Начальство также смотрит на Народ и ему таки впервые за столько времени нравится то, что оно видит.
Все довольны, и вот-вот агнец возляжет со львом.
Один вопрос - где взять СТОЛЬКО работающих собственников, ёпта?

И вас, средний класс, выдумали. Вы - плод фантазии начальства. Символические собственники. В кредит.
Многомиллионую армию менеджеров, брокеров, консультантов и прочих СЛУЖАЩИХ, получающих ЖАЛОВАНИЕ, объявили средним классом. Статус их объявили зависимым от размера их ЖАЛОВАНИЯ.
Будешь хорошим мальчиком и мы дадим тебе КРЕДИТ. Ты станешь респектабельным. Купишь себе немного АКЦИЙ, КВАРТИРУ, МАШИНУ. Будь хорошим мальчиком, всем ребятам пример. Ты посмотри, как много ты добился!

Средний класс это коллективный сон о чем-то большем. Но сейчас потихоньку все начинают просыпаться. Все заняты своими делами. И Начальство, то есть у кого РЕАЛЬНЫЕ активы и собственность, им в жопу подуло холодным ветром. И Народ, у которого РЕАЛЬНО ничего нет, начинает опять всматриваться в Начальство, в движения их рук.
Кто тут, как считаете, лишний?
iliich: (Default)
Я есть шпион, привязанный к стулу. Ампула с ядом осталась в другом пиджаке. Мне вкололи "сыворотку правды" и я не могу молчать.

Мог бы рассказать обо всем важном, без утайки и экивоков. Заглянуть в глубины и поднять на высоту. Испытать публичный катарсис, устроить частный стриптиз. Говорить о важном, о том, что волнует.

Но я есть шпион, я матер и извилист, и поэтому напишу о порнографии.

Я люблю порнографию. Я порнократ.


Порнография пришла в мою жизнь, как водится, в детстве. Ах, это счастливое советское детство! Родная страна посылала на запад войска. Запад алаверды посылал с возвращающимися войсками порнографию в виде открыток, журналов, карт, etc.

Что можно спрятать в одной максимумо двух комнатах в гарнизонном семейном общежитии? Правильный ответ - ничего. Тем паче, от гарнизонной, махновского типа, пацанвы. Патроны, артиллерийский порох, взрывпакеты и порнуха.
Таким образом, благодаря советской армии я уже в третьем классе советской школы приобрел свой первые сексуальные штампы и стереотипы. Но предрасположенность к шатенкам с короткой стрижкой и некоторая склонность к групповухе не самое страшное, что я мог приобрести благодаря советской армии, чесслово!

Затем, уже в старших классах, меня накрыла Перестройка энд Гласность.
Как сейчас помню тот книжный развал в городе-герое Одессе. Ай, шайтан! Совершенно забыл, как он назывался, а? Если идти по Дерибасовской в сторону Оперного, то где-то справа. Сразу за Гамбринусом. А? Тю - забыл.

Но книгу товарища-господина маркиза де Сада не забуду никогда!
Твердая обложка, репродукции гравюр в хреновом качестве... "Философия в будуаре" и прочее.
Эх, мужчина в дорогой кожаной куртке типа "мафия" и удобных спортивных штанах, где ты теперь, зачем ты продал эту книженцию?!
Так, ранней южной весной, я приобрел еще одну сторону своей неокрепшей до сих пор сексуальности.

За видеомагнитофон в свое время давали квартиру в городе-герое Москве. А в городе-герое Новороссийск к нему прилагались кассеты порнографического содержания.
Советский Торговый Флот самый торговый флот в мире! Ура, товарищи! И дядя, коком ходящий - мой кумир.

Но видео меня разочаровало.
И, кстати, до сих пор любая экранизация обычно разочаровывает.
Озвучка - гадость, остро чувствуется фальш. С выключенным звуком мало того, что безопасней, но и достовернее, аутентичнее.
Кстати, до сих пор смотрю клипы наших поп-звезд только так, - с выключенным звуком.
Да и постоянное применение ускоренной перемотки лишало просмотр некой сакральности. Это уже комедия, чесслово!

А потом - институты, общаги и как-то стало не до порнухи на сторонних носителях.
Прошли, как сказал классик, годы. Притратие осталось. Я её, порнографию, теперь читаю, не поверите.
Печатное слово оно покрепче будет фальшивого изображения, видимости.
Для мозга. А трахаемся мы мозгом, нет?

Мнда.

А вы, господа, поди порнуху и не любите, а?
iliich: (Default)
Я купаю сына каждый вечер. Нам приятно это занятие. Мы с ним получаем удовольствие. Кроме того, сын приобретает первые навыки гигиены.

Гигиена, дамы и господа, гигиена. Я сейчас о ней. Мы все, вот с таких вот месячных возрастов, приучены её соблюдать, даже не замечая, на автомате. Родители, детский садик, школа, санитарные врачи, все общество в целом приветствуют гигиену и её соблюдение. Да? Потому, что отсутствие гигиены чревато всевозможных опасностей. Проще говоря, если ты не будешь соблюдать гигиену, - в тебе заведутся пару килограммов мерзких животных, и ты сдохнешь, истекая кровавым поносом.

Гигиена кроется в сотнях ежедневных действий. Мыть руки, ноги, подмышки,чистить зубы, стирать и утюжить одежду, мыть еду, не жрать её с земли, не есть гнилье, срать только в отведенном месте, вытирать после свою задницу, поддерживать чистоту, убирать мусор, подмываться, подбриваться, накладывать макияж, чихать в платочек... много всего, сразу и не перечислишь.
Но в основе гигиены - усилие над собой и привычка к этому усилию. Когда ребенок малолетний возмущается необходимостью мыть руки, мы его так или иначе заставляем, лаской, стыдом, ремнем. Мы, взрослые люди, вбиваем ребенку гигиену прямо ему в мозг, для его же, ребенка, безопасности.

Мы, взрослые люди, кругом молодцы. Мы румяны и чисты. Редкий оригинал выйдет из дому не причесавшись, не побрившись, не пшикнувшись душистым, не надев чистые носки-трусы... Если вдуматься, - ах, сколько действий! Естественней же и проще ничего этого не делать, нет?
Но нет. Никому и в голову не прийдет пренебрегнуть гигиеной.

Итак, в большинстве своем люди не ходят обосранные, обоссанные, волосатые, небритые, с вонючим дыханием. Люди не ходят так, как они есть, вернее, так, как они могли бы быть. Только запущенные бомжи позволяют себе такое.

Но ПОЧЕМУ нормальные, чистые, гигиеничные люди имеют привычку носить такую засранную психику?! Более того, каждый несет эту свою эмоциональную сферу, заросшую, с кривыми когтями, как величайшую ценность. И тычет эту душу неумытую свою в харю каждому, на, мол, любуйся, это Я! Такой вот Я, такой, какой есть и жри меня именно таким, не морщись, сука. А, не нравится?! Это только потому, что меня, мол, понять трудно, я, мол, сложная личность, загадочная.

Да бомж твоя личность, паршивый говнюк твоя психика, душа твоя - помойка. А сам ты это пятилетний ребенок, задающий постоянно один и тот же детский вопрос, - а почему это я должен умываться, если я не хочу?

А потому, что это гигиена. Психогигиена. Сделай над собой усилие, и привыкни к нему.
Держи себя в руках. Будь вежлив, даже внутренне. Пойми другого, как себя. Будь терпим. Сри наедине с собой, закрыв дверь на щеколду. Чисти зубы своей душе. Подтирай свой язык. Улыбайся.
iliich: (Default)
Мои родители были нервными людьми. И семья, которую создали эти два человека, не отличалась совершенством форм и состояний.
Проще говоря, мои маман и папан орали друг на друга каждый божий день.
Жили же мы обычно отнюдь не в усадьбах. Все больше в семейных общагах да казармах. Очень неудобное место жительства. И в плане звукопроницаемости. И вообще.
Они орали. Я слушал. Орали друг на друга, пытаясь свести какие-то свои счеты.
А получалось, они орали сквозь меня. Как через стекло. Попробуйте, что будет.
Травма на всю голову, вот такой рубец. Потом покажу.
О! Я стал малолетним специалистом по крику. Знал и отличал более десятка видов. Например, знаете ли вы, что человек может орать молча?
Это черное искусство. Верх мастерства. Человек сидит, молчит. Ходит, молчит. Лежит, сука, телевизор смотрит и молчит! Но вся его поза, положение черт на лице, выражение глаз, общий стиль обычных бытовых действий бьет по нервам так, будто человек орет на тебя благим матом через мегафон. Используя особо изощренные оскорбления и обидные обороты.
Пантомима крика. Адское шапито.

Чуть позже, заметив, что я вырос, мои предки очень удивились. Ух ты, мол, сам?! И приняли ответственное решение орать не сквозь меня, а на меня. Приобщить, тэксказать, к семейному делу.

И поэтому с тех пор я немножечко нервный(с). Собрав нехитрые пожитки в чемодан зеленого кожзама, я исключил себя из этой бредовой системы семейных ценностей.

Я побежал! Этот прием стал моим модус операнди. Ибо орут все! Оркест - туш! Принцип, озвученный героем Баталова: "еще раз со мной в таком тоне, ноги моей не будет...".

Красиво. Как плакат. Как плакат, не реально.

Сколько можно бежать? Я не рожден, чтобы бежать! Я с удовольствием перебью себе ноги, укоренюсь по пояс, покроюсь мхом.

Но орут-с. Бежать? Но хочется оставить ногу, и вторую. И тельце бросить тут. И сердце с ливером. А? Что-то надо делать?!

А? Делать, блять, что?! Делать то и нечего. Бежать не стоит. Стоит стоять. Сам не замечая, я начинаю орать в ответ.
Я ору. Почему? Я это тот же я десять лет назад? Здравствуй папа, здравствуй мама, идите ка вы в жопу, родные мои. Я лучше забью свой рот гвоздями.
iliich: (дык)
Поставь статус сердце не меняй до 9 мая !!! В ПАМЯТЬ о погибших. Мы докажем,что помним всех,кто когда-то отдавал за нас свою жизнь.мы помним и скорбим. это сообщение перешли всем своим кантактам. и ты увидишь,кто истинный патриот страны!

И в моей аське появились товарищи со сердечками. Открываю.

"Помним, скорбим..." у одного. "В честь павших..." у другого. И к этим товарищам у меня есть несколько слов. Больше матерных, но эти я при себе оставлю.

У вас, мальчики и девочки, стыд есть? Или на его месте патриотизм вырос? Как вы, козлики, помните, скорбите? Через ICQ?
Отправляете похабные анекдоты, скорбя? Договариваетесь о пьянке, помня о павших? Флиртуете, не выпуская из головы миллионы смертей?

И все это, до чего дошел прогресс, не отрывая своей офисной жопы от своего родного офисного стула.
Обо что бы еще вам можно поскорбеть? А? Давайте подумаем, особо не напрягаясь.

Пообедать, сходить в сортир, выкурить пачку сигареток, отправить десяток эсэмэсок, а под вечер откупорить с хлопком пару пива. Короче, не стесняйтесь.
Скорбите с размахом, помните более творчески.

Как вообще в ваших малогабаритных головках уживается, умещается все это лицемерие?!

Парадики, салютики, плакатики, солдатики, ура, ура.
"Помним, помним" - бессмысленная поговорка людей, потерявших стыд.

Вот мне по радио говорят: на восстановление улиц Москвы после парада планируется потратить миллиард рублей. Семьдесят миллионов рублей будет стоит переложить брусчаточку.

О ком, говорите, вы помните? О павших, да?
Так они сотнями тысяч до сих пор лежат в болотах и лесах. Прямо там, где пали. Целые армии!

Энтузиасты со своими поисковыми отрядами за свой счет ищут, раскапывают, проводят перезахоронения, идентификацию, извещают родственников. Но в мизерных, сравнительно, масштабах.

Недостаточно финансирования. Денег в стране нет. Как бы. Или есть, но только "чтобы помнить". Это называется "целевое расходование денежных средств".

И правда, че там. Лучше пару салютиков позаковырестее забабахаем, а.

Ну, с павшими понятно. Помним. Как бы. Теоретически.
А живые? Или они пока не попадают в эту категорию, о которых "помнят"? Чего беспокоиться то.

Про пенсии это уже стало общим местом. Только усмешечки и хаханьки.
Да какого хрена это вдруг стало так смешно?! Это деньги, подачки, на которые люди выживают.
Вот газета, заметка: "С 1 апреля объем страховых пенсий увеличивается на 7,5 процента. Средний размер трудовой пенсии возрастет на 156 рублей, пенсии по старости - на 167 рубля. Участники Великой Отечественной войны станут получать больше на 195 рублей. Детям инвалидам к пенсии добавят 104,64 рубля".

Это смешно? Вам действительно смешно?

Мне положить с прибором на это так называемое величие страны, на мировой престиж и на все установки "Тополь-М" вкупе со стратегическими бомбардировщиками, если в стране умирают тысячи детей от излечиваемых болезней. Умирают, пока до них дойдет очередь на операцию. Умирают от недостатка финансирования.

Может, правда, на парадик другой хватит еще?

Меня охватывает омерзение, когда я вижу все эти конторы-дворцы государственных Учреждений, Управлений, Министерств, Ведомств в граните и еропакетах.
А моя детская поликлиника своим внешним видом и качеством медицинского обслуживания похожа на общежитие гастробайтеров-молдован.
Нехватка финансирования. Тут поделать нечего.

Но если парадик и салютик, да - разом! Салюты это круто! Парады? Все, все будут рады, да.

Если вы это все, мои асечные сердечные мудозвоны, называете патриотизмом, то меня тошнит от вашего патриотизма.
Этот патриотизм ваш убежище дураков и подонков.

Вы - первая категория.
iliich: (дык)
Я, знаете ли, водку не люблю. Люблю, к примеру, манную кашу. А вот чтобы водку, - так нет.
Но есть одна странная штука. Водка таки занимает некое особое место в моем мировоззрении.

Попробую пояснить.

У меня, как и у всякого, есть друзья. Но центробежная сила жизни и быта, увы, разбрасывает нас по разные стороны. И эти стороны отстоят друг от друга не географически.
Расстояния тут не причем.
Нас медленно, но верно растаскивает по разные стороны ментальности, скажем так. Все труднее находить безусловные точки соприкосновения.

Плюс к этому, мы, как уже «сложившиеся» люди, обладаем целой коллекцией всевозможных сдерживающих, удерживающих, тормозящих мотивов и побуждений.

Проще говоря, мы это взрослые зажатые, закрытые одинокие люди.
Вещь в себе, с потребностью, ну, подружить.

Проблема?! Да.

Необходимо эффективное, простое решение.
Что может разрубить этот узел, послужив сразу и катализатором общения, и легким средством снятия герметичных внутренних перегородок?

Да, это алкоголь, чего уж там.

Встает другой вопрос. Что брать?
«Сколько?» отметаем как незрелый.

Пиво? Простите, но мне не двадцать лет. Это, бесспорно, достойный напиток. Но – суетной. Его в моем возрасте пьют только в целях заполнить паузу, закрыть временную лакуну. Между тем как уже, но пока еще не. Или в качестве мочегонного средства.
Вино? Хм. Бокал другой вина я могу выпить дома. С женой. Или сам-один. Вино это очень интимно.
Коньяк? Слишком напыщенно и налагает ненужную, лишнюю ответственность.

Водка! Только водка. Хотя я и не люблю ее так, как манную кашу.

Вокруг водки вполне может кристаллизоваться единение, пусть и кратковременное, раскрепощение, соответствующее общение и, как следствие, рукой подать до, не боимся, катарсиса.

Идеальный образ редкого, но продуктивного, душа в душу, взаимодействия личностей рисуется в моей голове водочными красками.

Водка холодная, лучше всего в графине, как положено. Хорошая закуска. Кстати, вся русская кухня это – набор горячих и холодных закусок, не находите?
Место действия. Пусть будет уютная кухня. Время – вечер-ночь. Окно раскрыто, за ним лето. В нем медленно умирает дневная жара.

Важное условие. Никуда не надо идти завтра, никуда не надо уходит сегодня. Перед тем как начать, необходимо постараться достичь состояния полного душевного равновесия. Иначе – абсолютной внутренней пустоты.
«Пусто внутри и поэтому полон стакан» - прекрасная формула.

Первые стописять следует накатить быстро. Закусить. Кто курит – закурить. Оправиться.
И затем, зафиксировав состояние бархатного кайфа, продолжать неспешно, балансируя на грани забыться и куража.

Ммм. Да, водка завораживает. Перспективы открываются. Хотя, что до меня, то я водку не люблю. Как-то, знаете ли, не очень, ага.

Ну, будем. Передайте мне, пожалуйста, холодец.
iliich: (дык)
Быстренько, с хрустом, дяденьке оторвали руки.
Почему именно руки? Но чем же еще прямоходящему Хомо Сапиенсу погладить мишку в зоопарке?
Только руками. Он их и просунул.

Госпидя, мишка то, а, какой умильный! Плутоватые глазки-пуговки, блестящий подвижный носик, роскошная шерстка.

Лапочка! Иди же к дяде! Дядя тебя за ушком почешет.

И двух минут не прошло, как вот дядя отдельно, руки дяди, тут вот, отдельно. Сознание, проявив солидарность с говном, рвануло наружу.
Мамочки в истерике. Ребятишечки в соплях. Все в шоке.
Визг. Мат. Вой сирены машины скорой помощи.

Но ведь каждому юному натуралисту известно, что медвежьи (лат. Ursidae) чуть ли не единственные животные, никоим образом не проявляющие агрессию.
Заранее.

Никаких вам реверансов, перчаток, казусов бели типа рычания, поднятия загривка, демонстрации зубов и "стоять, пацан, ты с какого района"
Лишнее это для медведя.
Просто три картинки.

Раз. Мишка сидит.Цветочки, бабочки, грибочки. Солнце причудливую тень плетет...
Два. Кровища, кишки. Рык. Летит половина черепа, помахивая скальпом. Шок и трепет.
Три. Мишка сидит. Чешет пузо. Бабочки, цветочки. Лишь чуть все примято и несколько забрызгано.

Многие из вас, кого я знаю, знал, узнаю или предпочел бы забыть, похожи, как братья-сестры, на медведя. Этим своим, семейным, медвежьим вдруг.
Замусоленный штамп вражеских голосов, что опять, к слову, сжимают кольцо (чу!), таки и не штамп вовсе, а?

По городам и весям заснеженной России бредут медведи. Вы, господа.
Люди-перевертыши. С лицами, ногами-руками, детьми, работой, плеером; в стрингах, семейных трусах, в костюмах и ватниках, - все, как у людей.
По форме - люди. Как люди.

Как "вдруг, без всякой видимой причины" морфологическая ваша сущность скачкообразно меняется. Ничего не предвещало, ветка ли хрустнула, снежинка ли упала, а медведь уже пришел.
Раздается рычание. Где лицо? Где рыло?

И друг на совместной посиделке вдруг пытается разбить табурет о твою голову.
Барышня открывает окно и через него выходит на улицу, мол, пошли вы в жопу, я первая.
Любимая женщина вдруг выпустит когти, с щелчком вытянет челюсти и вырвет, к едреной матери, тебе сердце, сожрет мозг, намотает нервы на гардину.
Пойдет готовить ужин.

Сидишь, обмякнув в кресле, с переломанным хребтом реальности. Самоуважение сочится из ран.
И кто-то маленький испугано орет на дне тебя противным голоском:
"Бляя, че эт было?! Бляя, че же делать?!"

"Обычно, если зверь пошёл на человека, советуют упасть ничком на землю и не шевелиться, притворяясь мёртвым, пока зверь не уйдёт."
Закрыть глаза. Замереть. Переждать. Не дышать. Медведь ушел?
Ушел. Все образуется. Друг одолжит денег. Любимая накормит ужином и прижмется ночью теплой попой.

Невменяемость вопросов и несимметричность ответов. Медвежья непредсказуемость.

Эй, медвежата, ну что я вам сделал? Я не Дерсу Узала. Нет рогатины, ружья и опыта охоты. Видите, руки пусты.
Я простая обезьяна. Примат. Примитив. С очень подвижным лицом. Слишком подвижным.
Мне трудно замирать с таким лицом. А любая гримаса может вызвать медведя в вас, окружающие мои.

Мне страшно! Не ешьте меня, а. Я не вкусный же!
iliich: (Default)
Когда я встречу этих неземных существ, могу сразу их и не узнать. Ничто не выдает их ангельской сущности.

Они, как и люди, одеты в бренную плоть. Хотят есть, пить, писать, спать. Иногда у них несвежие носки или прыщ на носу, справа.

И лишь неизбывная тоска плещется на дне их обычных глаз.
Тоска по навсегда утраченной Родине. Да, они изгои страны, о которой говорил еще Аристотель.
Там, в этом чудном крае, истинные вещи, настоящие. Самое то. Только там.

Тут, на грязной земле, лишь слепки, нет, тени настоящих вещей.
По этой стране они и тоскуют глазами.

Падшего ангела трудно узнать, но стоит им открыть рот и произнести пару фраз, как - оп-па - вот он!

Вокруг них нет ничего НАСТОЯЩЕГО.

Пиво, котрое они пьют, не настоящее. Вино, коньяк, штаны, рубашки, костюмы, кинематограф, трусы, игрушки, блокбастеры.
Дружба, любовь, чувства ,весна, зима, море, плов, суши, шашлыки, рок-н-ролл, попса, юмор, пьесы, фантастика.
Пластиковые окна, виски, текила, автомобили, велосипеды, компьютеры, ботинки, кефир.
Патриотизм, фашизм, кока-кола, кофе, проститутки, сливки, копченная рыба... все - не настоящее.

Мужики кругом все как один - не настоящие. Бабы тоже не удались. Друзья - гавно. Даже человек, с которым такой вот товарищь спит, какой-то ненастоящий. Делает все как-то не так. И хочется чего-то большего, знаете, настоящего. Понимаете?

Такой показывает указательным пальчиком себе в грудь и говорит: Тут тоже все не настоящее! На самом деле я другой!

А истинное то - где-то там. Где? Они не помнят, забыли. Потому каждый придумывает свой критерий.

Кто - цену. Чем дороже, тем настоящей. Или удаленность, что б непременно оттуда, не важно откуда, но - оттуда. Пиво, так из Германии. На худой конец, - Англия, хрен с ним. Элитарность некоторые вот еще любят применять. Чем меньше круг обладателей, тем она понастоящей будет, ага.

Хороший прием лэйбл. Если рубашка, так непременно Хьюго Босс. Еще хорошо применить темпоральный подход. Эх, раньше то все было ого-го! Понятно, да.

Но в наш постиндустриальный век глобализации у таких существ реальные проблемы. Теперь все, даже любовь и дружба, делается в Китае и Тайване.

И они тоскуют еще сильнее. Еще неизбывнее.

Если вы встретите этих товарищей и узнаете их, - пожалейте. Налейте им настоящего пивка в настоящую кружку. Или коньяку, виски, кофе. Покивайте головой, повосхищайтесь их настоящими кедами, чувствами ...

Не обижайте! Помните - это падший ангел. Да.
Несчастный ангел, которого даже в той, идеальной стране, послали в жопу.
iliich: (Default)
Пью чай.
Вообще, я чай не люблю. И, обычно, не пью. Совсем. А тут – на те.
А все дело в сушках. Увидел их. Ах! Такие, знаете, с дырочкой.

Купил.
Заодно: лимон, кусковой сахар, пачку черного чая.

Пришел.
Вытащил и рундука серебряный подстаканник, с Кремлем и звездами, протер.
Вставил в него стакан. Офицерским способом, прямо в нем, заварил крепко чай. Сахар – бульк.

Порезал лимон на блюдечке.
И – пью чай. С кружочком утопленного в нем лимона, сладкий, ложечку большим пальцем придерживаю. Сушки во рту хрумкаю.

И думаю, странно, к чему бы это, о стереотипах.

Я человек стереотипов. Их использую, ими думаю, живу.

Я лю-б-лю стереотипы.

А что в них плохого? Мне странно слышать торжество в голосе моего оппонента, восклицающего «Это – стереотип!». У него вид, с каким санинспектор замечает мышь на кухне проверяемого объекта.

Ну и что, дурик?

Стереотипы – всюду. Даже физиологически-психически, мы это они.
Зеленый это зеленый лишь постольку, поскольку у вас выработался такой стереотип.

А тот, кто по любому поводу повсюду тыкает своим пальчиком и кричит: «Аааа!», похож на ребенка-идиота, никак не способного запомнить и понять, что это зеленый цвет.

Этот идиот все время спрашивает, сомневается: почему именно зеленый, а действительно ли этот зеленый зеленый и достаточно ли он зеленый?!

Уйди, блять, мальчик! Не марай мне соплями пиджак.

Стереотипы это инструменты оптимизации процесса восприятия окружающего мира. Это алгоритмы, наработанные не одним поколением. Без этих алгоритмов вам прямая дорога в ближайшее учреждение скорейшего психического выздоравливания.

Вот это – так-то, а это – то-то. И никаких гвоздей. И не надо расходовать мыслительную энергию, которую я с таким трудом добываю из пельменей и пива. Удобно. Да!

Все блонди - дурочки. Это стереотип. Они и есть дурочки. Когда сложится стереотип, что они, как одна, - физики-ядерщики, они ими и станут. А пока, извините.

Стереотипы это данность. Набор, повторюсь, необходимых инструментов.

И от твоего (моего, его) интеллекта зависит лишь то, какой инструмент выбрать.
Выбери, и не ори.
Почему ты орешь, брат?
______________

Вот ведь с чая прет, да из подстаканника. А?
iliich: (Default)
У каждого в гулких галереях черепа найдется место под, прямо, налево, будьте добры, осторожно, порожек, да, вот пришли, - каталог.

Собрание ярлыков, смутных ощущений, субъективных классификаций, обобщений , поверхностных выводов и ошибочных мнений.

Представить просто, - ящики, ящички, полочки, стеллажи, рундуки, набитые каталожными карточками.
Пыльно, тихо, пахнет.

Нужная штука в головном хозяйстве. Благодаря ей, сразу же, не сходя с места, могу сказать себе, что эта юная особа стерва, тот мальчик – мудак-колокольчик, а гречку я не люблю, даже не предлагайте.

Не задумываясь, на рефлексах. Раз, раз, щелк, щелк, - получите, распишитесь, чего изволите еще.

И архив мой полон, архивариус не дремлет.

Брюнетки лучше всех остальных цветов в постели, делать шашлыки и резать хлеб должен мужчина, короткие стрижки у девушек это супер, а чулки это разрыв моей башки.
Люди с большими ушами мудры, крупнотелые мужчины добры и спокойны, длинноволосые же слабы и уязвимы, как дети.
Маленькие женщины нравятся, маленькие мужчинки настораживают, курить и алкоголить вредно, от чая у меня изжога, а бляди не те, что хлеба ради ….

Еще, и еще, и еще, исчислить нет возможности.

Но особое место среди этого бедлама занимает перечень признаков людей, от которых надо бежать, прятаться, а при невозможности оного – превентивно застрелить в голову.

Бестии )
iliich: (Default)
Я сижу в таксомоторе, а он стоит-ползет в пробке. Тоскливо хочется спать, я считаю ворон, разглядываю рекламные, знаете, щиты.

Понатыкано их густо - эдакие современные ветряки, выцеживающие денежку из морозного грязного воздуха улиц родного города, монеточка за монеточкой.

И что характерно: отчего-то все-все модельки, рекламирующие на этих щитах шубы-дубленки, выглядят, как форменные, простите, бляди.

Выражение глаз, их особый блеск, угол наклона головы, процент выпячиваемости губ, цвет волос, общая композиция неотъемлемых частей лица, - не знаю что конкретно, а может все вкупе, просто кричит, что она, моделька в дубленке, – простите, блядь.

Из тех мифических созданий, кто не прочь при любом раскладе. Тех, кто в сауну, на квартиру, на базу типа отдыха, в гараж или в лесопосадки идут с постоянным энтузиазмом. Тех, кто никогда не обманет твоих и моих информационных ожиданий. Стопроцентная гарантия эффекта при минимизированном риске интеллектуальных вывертов неокрепшего сознания. Тех, кто.… Ну, вы меня понимаете, да.

Парадокс, однако, но на соседнем, к примеру, щите голая девица в невидимых трусиках и в чем-то, символизирующем бюстгальтер, выглядит вполне себе прилично. Она задумчива, как выпускница филфака и невинна, как хор мальчиков-кастратов. Мила и приятна.

А та, что закутана в шубку с головы до ног, одним только лицом … а, да, что там говорить, простите.

Как же так?! Особый кастинг? Неких прием продвижения продукта? Бездарность фотографов? А?

Не верю, слышите, не верю, что все они действительно, простите, бляди.

На самом деле все они, - хорошие и честные подруги, нежные и ласковые спутницы, отзывчивые активистки молодежного движения.
Работают на производстве, выдают книги в библиотеках глухих деревень, стучат по клавиатуркам в офисах, учатся в институтах и драм.кружках, пишут талантливые статьи в газеты, варят макароны в столовых… а?

Вот в это верю, да.

Но, все же: почему, почему на каждой рекламе этих кожано-кожно-меховых чудес эти девушки выглядят, ну, как, простите, бляди?!
iliich: (морда)
Позвольте и мне влезть на эту трибуну. Да? А, не важно, - все равно залезу.

Я не понимаю, за что ругают этот фильм. Ммм?
Отмету сразу всяких высоколобых критиков, явно перегруженных знаниями о кино. Тех, кто оперирует терминами «отсутствие режиссерской работы», «слабая актерская игра», «сценарий недоработан»

Отмету потому, что не понимаю, о чем говорят эти люди. И они, думается, сами не понимают. Лишь сотрясают воздух.

От кино такого жанра я требую лишь одного – захватывающего зрелища. Какими средствами это достигнуто, режиссерской ли работой, спецэффектами ли, игрой ли актеров, – мне глубоко по барабану.

А было захватывающе. Я смотрел от титров и до титров внимательно и с интересом. Даже курить не хотелось ни разу. Зал, кстати, вел себя вполне доброжелательно. Без саркастических комментариев, реагируя на шутки, ужасы, спецэффекты…

Что же касаемо похожести фильма на книгу, то имею заявить следующее. Господа мои, кто и где вам сказал, что «кыно» должно быть один в один, вплоть до запятой, заподлицо с литературным первоисточником?

Вы похожи на маленьких детишек, обиженно дующих губки из-за того, что этот, только что пришедший пьяный дед мороз, не похож на сказочного, а больше напоминает папу.
Это банально, но, очевидно, не доходит до вас, - фильм отдельное, самодостаточное произведение на тему.
Этим произведением не копируют книгу. Им развивают созданный мир, придуманную вселенную.

И этот, увиденный мной, мир мне понравился. Я в него поверил. Я поверил в таких магов, в таких вампиров, в такую магию. Она правдоподобна. Характеры правдоподобны, отношения между героями правдоподобны, их взаимодействие с окружающей действительностью правдоподобно. Эта вселенная зажила, она не похоже на ходячий труп, сшитого из кусков текста. Как хотелось бы некоторым любителям «неотсебятины»

Я уверен, что если бы все было тютелька в тютельку, как написано у Лукьяненко, зрительно это было бы скучно. Просто – скучно.

А если вы, дорогие мальчики и девочки, привыкли видеть магию в виде фаерболов, заклинаний «Kall Vas Slam», а магов – этакими полубогами, неподверженными человеческим эмоциям и проблемам, то кто же вам виноват?

«Ночной дозор» мне не понравился. Слишком все было, как бы это сказать, неказисто, что ли. Реклама эта не к месту, общее ощущение, то се. Пробный шар, одним словом.

Но теперешний Дозор – это же совсем другое дело. Вылизан, вынюхан, откалиброван. Готов к употреблению. Отличный фильм.

Хотя бы и – от других.
iliich: (Default)
Она шлюха. Она спит с другими. Постоянно мне изменяет, моя память.

Из-за нее, блядины, я не могу сказать,- помню ли я хоть что-то. Помню по-настоящему. Всамделишно. На самом, то есть, деле.

Картины прошлого не роятся в моей голове. Не всплывают калейдоскопом лиц, дат, имен. Образы не выламывают двери моего сознания, стремясь "возникнуть".

Пустота.

Нащупаешь в этой пустоте листок с каракулями, поднесешь к глазам: "Воспоминание №3487(15)бис. Около моей школы росли деревья греческих орехов. И в сентябре, на большой перемене, любимым нашим занятием было сбивать палками эти орехи, шелушить их, марая пальцы, и есть молочную, молодую плоть этих маленьких мозгов".

Вот! У меня есть воспоминание! Смотрите!

Наловить листочков этих ворох, зажать в кулачке, - и на тебе детство, юность, первый поцелуй, первое похмелье, школы, университет, Шампанский переулок, Французский бульвар, девочки с гладкими коленками, друзья с револьверами, жиганы, фронцы, маланцы, библиотека имени Горького, экзамены, белые штаны и песок в волосах.

Разжал, - и нет ничего! Вылетело. Фьють! Разлетелось - лови опять, пятерней раскоряченной щупай, шукай в этой темноте.

Незачем. Это все равно не обо мне. О ком-то из снов, когда-то виденных; из книжек, когда-то прочитанных и из просмотренных фильмов.
Нет у меня ощущения родства с этими хаотично порхающими вокруг бумаженциями. Не чувствую. Нет.

Это не мои "воспоминания".
Это мои умозаключения.

Я способен вспоминать.
Как опытный алкоголик, страдающий провалами памяти, по виду разгрома в квартире, по винным пятнам на потолке, по количеству окурков на полу, по положению соседнего тела на кровати и, в конце концов, изучая топографию собственной морды в зеркале, способен в мельчайших деталях востанновить, разгадать "вчерашнее".

Умозаключение. Элементарно, друг мой. Индукция, дедукция, предпосылка, логика... и записка-воспоминание в пальцах.

Память моя - шлюха. Она спит с другими. Она шляется, бродит где-то. Она оставляет мне эти бумажки, развешивает их в самых неожиданных местах. Я никак не могу ее застать. Она мне изменяет.

Ну и пес с ней! Надоело ее ждать.

Я не имею дел с курвами. Зарекся.
iliich: (Default)
Многие знакомые мне мужчинки любят себя считать охотниками. Часто и с удовольствием рассуждают на эту тему, мол, женщины это жертва, дичь. А мы то, говорят, огого, того самого, мы то их преследуем, настигаем и берем! Мы - силачи!

И пошли охотничьи байки, типа: помню, завалил я одну вооот с такенными сиськами! Вона, - в соседней комнате чучело сидит...

Чингачгуки, ептыть.

Не, не, не! Я - не спорю. Кто бы - да, я - ни в коем разе.
Конечно, смелые охотники. Безусловно, неутомимые загонщики. Однозначно, безжалостные браконьеры. И, а как же, опытные таксидермисты.
У каждого не по одному десятку зарубок на прикладе, кхы-кхы, образно говоря, образно.

Но если их, мужчинок, представить на реальной охоте, сохраняя индивидуальные особенности, получается цирк какой-то. )
iliich: (Default)
Я люблю подсматривать в чужие окна. Да-да, да, точно.
Просто забываю об этой своей наклонности. И вспоминаю лишь когда курю. Ну, понимаете, - "курить в форточку". Ага, это значит, что я в гостях, значит, - вытурили, мол иди кури вон там. На кухне. Один стоишь, дымишь аккуратненько выдувая струю дыма в эту самую форточку.

За ней уже вечер. И в доме напротив зажглись лампочки, торшеры, бра, люстры и прочая электрофикационная благодать. Облегчая просмотр чужих жизней, позволяя запросто теребить свою эту безобидную, по большому счету, страстишку.

А дом напротив это же совсем, как тот кусок пирога, которым угощала меня добрая хозяйка.
Пирога многослойного, дявятиэтажного, панельного, разнообразного. Присыпан снегом, застывший на морозе, подан - на!

Слои, слои, слои.
Семья ужинает. Степенно и как-то уютно. Отец что-то рассказывает сыну, показывая вилкой какую-то фигуру высшего пилотажа. Петля Нестерова, всяко.

А вот какой то молодец хлещет девушку по щекам. Рты разявлены в крике у обоих.
Двумя этажами выше и влево наискосок, молоденькая длинноногая фейка, одетая лишь в крепенькие грудки и трусики, вертиться перед зеркалом. Рассматривая себя со спины, с боков, крутясь так и эдак. Что-то ей не нравиться, и она меняет трусики на другие, и по новой крутит жопкой. Это уже третья пара трусов за пять минут.

Возьмем вправо. Кухня. Стол. Лампочка. Мужик в майке. Характерные движения головы и руки, - пьет. Так пить это, знаете ли, не хухры мухры. Методично, целеустремленно, окончательно.

Толстуха неопрятного вида, этажом ниже, гладит что-то утюгом, не отрывая взгляд от телевизора.
А вон та парочка уже поменяла вторую позу. Завидую.

Слои, слои, слои.
Кто-то что-то пишет, варит, помешивает, целуется, обнимаеться, плачет, сморкаеться, чешется, причесывается, делает миньет, бьет, смотрит, моет, жует, смееться, приседает, спит...

Да, таки я люблю подсматривать в чужие окна. Только забываю об этом.
Помнить надо еще и то, что вечер, чужая форточка, чужая кухня, чужая квартира, чужой дом.
Чужие жизни незнакомых людей перед глазами, знакомые люди со своими чужими жизнями за спиной.

За кончики здравого смысла, торчащих из выпитого алкоголя, цепляю мысль: пора, вобщем, идти.

Щелчком - сигарету. Щелчком - язык замка. Пинком - дверь подъезда. Хрустом - по снегу.

Холодно, заррраза.
iliich: (Default)
Я – не люблю анекдоты.

И не потому, что у меня нет чувства юмора. Нет, что ты. Я очень юморной чувак, - на любой палец я послушно издаю звук «Ха», и чем больше пальцев перед моими зеньками, тем искреннее смех. Длина «Ха» просто больше.

Я – не люблю анекдоты.
Потому, что я понял. Я являюсь их главным героем.

Смотрите. С детства я был в историях про военных. «Папа, папа, покажи слоников…». Героем анекдотов про врачей. Про октябрят и пионеров. Про пионерлагеря и подростковый пионерский секс. Комсомольцы, слава богам, меня не тронули.

Про неформалов, подвалы и «волосатых»» это про меня. И про студентов. Общаги. Ха-ха.
Помните, стертый пупок. Или, таки, про «если встанет на ребро». А? Это я, скромно сознаюсь.

Про грузчиков, про рабочих, про очкариков….

Но самые-самые анекдоты связаны с девушками. Я стал завсегдатаем. Меня стал преследовать деревянный смех, не к ночи помянутой, Регины Дубовицкой.

Анекдоты про не вовремя вернувшегося мужа. Ха-ха. Причем, в двух ипостасях. И так, и так. А эти классические рога! Ветвились и у меня и всех вокруг. Я был и в роли командировочного и в роли ожидающего трамвая. Бэтмен и Человек-неведимка. А эта смешная история про двух лесбиянок?! Тоже я, скромно потупившись третьим с краю, с глупой рожей.

Был я и жутким ревнивцем и жуткой растяпой. «Ах, опять эта проклятая неизвестность!»
Хоть я и некогда не был женат, но истории про сварливых жен преследуют меня уже лет пятнадцать.

Я был всем и все были мной. Картинка – плыву через Урал с чемоданом и любовницей, сжимая в не раненной руке командировочный лист, а на берегу меня ждет жена со скалкой и любовником в шкафу.

Я был всем и все были мной. И теперь я не смеюсь. Усмехаюсь грустно, усмехаюсь растеряно, усмехаюсь зло, вспоминая, - было же, бля, какая сука рассказала!

Параннннноидально ищу намек в глазах рассказчика. Изучаю его фигуру, оценивая шансы набить морду и выпытать источник. Намекает, это же очевидно.

Хочу только одного. Сжечь! Собрать на главной площади, там где обычно строят Ледовый Городок, все сборники и желтые газетки, и – сжечь.
Ожесточенно отплясывая джигу – танец свободы.
И еще. Расстрелять всех рассказчиков, поставив перед кирпичной стеной и дав покурить. Надругаться над телами, вырвать печень и плюнуть в морду!

Ну, не люблю я вас, анекдоты. Что вам надо от меня? Видите, я уже смеюсь! Действительно смеюсь. Ха-ха. Ха.

Может хватит?

March 2014

S M T W T F S
       1
2345 67 8
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 10:47 pm
Powered by Dreamwidth Studios