iliich: (дык)
Русские зимние горки это, конечно, то еще развлечение, но, с другой стороны, и воспитание национального характера с младых ногтей.


Я смотрю, как сын катается с большой общественной горки (папа, иди смотреть!) и нечто маленькое, такое незначительное, еле-еле выросшее из прочитанных книг, из просмотренных фильмов и черт его знает из чего еще, это нечто орет во мне в ужасе от вопиющих нарушений правил безопасности, правил общежития и общей тупости окружающих меня людей.

Вот две поддатые великовозрастные грузные девахи пытаются скатиться стоя, да на каблуках, грозя передавить своими жопами всю окрестную детвору. 

Или вот - любящий папаша, дымя сигаретой и крепко прижимая к себе маленького сына и большую пивную соску, весело карабкается по обледенелым ступеням вверх, навстречу одной из простых радостей зимы.

Многие дети катаются не на ледянках, а на их осколках, на тех, что покрупней и поопасней - с торчащим в разные стороны зубатым пластиком.
Это понятно - ледянки, с любовью сделанные китайскими товарищами, расшибаются в хлам на эти самые опасного вида куски об глубокою рытвину, трудолюбиво выбитую праздничными задницами граждан точно посередь ледяной горочной трассы.

Отцы, солидного вида мужики, учат отпрысков правильно объезжать это неудобство..
Самые глуповатые, самые маленькие или самые толстые, которых силой скольжения упорно сносит на эту яму, подлетают на ней, с лязгом зубов вылетая из ледянок, шапок и варежек.

Стоящая вокруг толпа взрослых  в этот момент дружно говорит-выдыхает "У-УХ!".
И сочувственно качает своей коллективной головой.

Стоит сильный мороз и легкий мат.
Утоптанный наст снега усеян шрапнелью фейерверков, трупами бычков, остовами бутылок и, местами, селедкой под шубой, судя по характерному сочетанию оттенков свекольного цвета.

На сцене гарцует самодеятельный коллектив танца неизвестного науке народа.
Звучат песни про рождество, вифлеемскую звезду, игрушки и хлопушки, зверят, новый год, куранты, деда мороза и снегурочку.

Вышеупомянутые они же, оба-два вырубленные изо льда, возвышаются над всем этим великолепием, утыканные десятикопеечными монетами по самые брови.

Выше них только мощные ели в светящихся гирляндах и, следом, звезды, аккуратно просверленные в небе.
Печаль хватает и держит меня холодом за ноги, за руки, я уже вот-вот да и весь запечалюсь, н-на, впаивай в меня монетки на удачу.

Но нечто другое во мне, то, что умеет по-простому сморкаться через палец, то, благодаря чему выпитый бокал дорогущего        
виски, "чисто попробовать", заканчивается третьим походом "за снарядами"  в пятом часу утра за какой-то бурдой, общем, ну, знаете эта штука.

Она не орет и не ужасается.
А заставляет меня улыбаться, глядя на то, как сын довольно гогочет, удачно объехав яму. 
Я говорю ему "молодец", когда он, докатившись до конца спуска, лихо и азартно тпрыгивает от несущихся следом ракет из детей или, не успев, группируется  и выставляет навстречу опасности ноги.
Я из-за этой штуки доволен, когда вижу, что он избегает полувзрослых долбоебов. И эта же штука позволяет мне, улыбаясь, сообщить самому особенному из этих долбоебов, что я вырву ему ноги, если увижу около сына.

Я из-за нее говорю про себя - да ну его нахуй! - самое, пожалуй, честное, что я могу сказать про себя, и лезу по обледенелым ступеням, вверх.

И-и-ех, бляаа! 
iliich: (дык)
а вот способ "нахерачится вискаря в одну харю" чета не работает.
или вискаря мало, или лыжи не едут.
пойду поем.
iliich: (дык)
В своем, большей частью счастливом, детстве я был чрезвычайно стеснительным ребенком.
Спросить время на улице, заговорить с незнакомцем или даже просто попросить взвесить пару килограммов сосисок у обычной продавщицы в обычном магазине было для меня нерешаемой проблемой, было трагедией, катастрофой.

Вот такой вот я был милый мальчуган - стеснительный, сильно заикающийся, впадающий в кататонию и покрывающийся красными жгучими пятнами по любому пустяковому поводу.

Затем я был в местах, в которых сейчас меня нет, ага, и встретил там много интересных личностей.
Благодаря этим обстоятельствам, а также сложному комплексу специально разработанных упражнений личностного роста, включающих в себя много алкоголя, некоторое количество насилия и совсем немного секса, мне, казалось бы, удалось полностью искоренить эту проклятую бытовую стеснительность.

И, сбросив эти ненавистные оковы, я зажил таки счастливо, весело посвистывая дырочкой в своем упругом резиновом, хм, боку.

Но иногда, порой, ВНЕЗАПНО мне встречаются феноменальные, я бы даже сказал, аномальные люди.
И вроде бы - ба! - старые знакомые. И то да сё. И тебе все дела. Угу.

А хрен!

Вот приходит время с ними встречаться и одновременно с этим приходит, шаркая деревянно-ватными ногами, тот самый кататонический мальчик!

Вася, туш!

Приходит этот мальчик и становится мною, и стесняется мною, и глупо улыбается моими губами, и тупо мной разговаривает, невпопад вставляя междометия, и, яростно подергивая всем моим телом, хочет мною же убежать, спрятаться мною в каком-нить уютном человеконепроницаемом чуланчике, шкафчике, рундучке, на худой конец!

В чем же тут дело?!

Может, от этих людей запах какой, специфический, исходит, как от хищников и поэтому моя заячья, истинная, душа в ужасе падает в пятки, этим своим чпокающим мягким звуком падения вызывает кататонического мальчика?

Сплошная, бля, метафизика с психофизиологией!

А это о-от-такенные сложные и малопонятные слова.
Эй, мальчик, гуд бай же, сволочь!
Плохой мальчик.

Фу-фу-фу.
iliich: (дык)
Одним из краеугольных камней, на котором есть-держится и будет держаться наш социум, является взаимовыручка. Это когда один член общества обращается к другому, не побоюсь этого слова, члену общества с просьбой о помощи. И, как правило, эту помощь получает.

Вся длительная история успеха нашего с вами, господа, вида это одна большая, прекрасная ода взаимовыручке.

Как бы это ни показалось вам сейчас странным, дорогие мои циничные и эффективные офисные труженики, но альтруизм в биологическом смысле более успешен для вида в целом,чем этот ваш эгоизм.

Селяви, закон природы, хули тут поделаешь.

Но мы должны помнить, что человек - животное извращенное и покореженное . Простые, ясные механизмы тут не сработают.
Для начала нужно их изуродовать, подправить тут, изогнуть там, смазать в этом месте, приделать несколько свистелок и пару перделок, короче, - придать форму, соответствующую жопоголовой нашей человеческой сути, она же - богатый внутренний мир.

Затем необходимо еще куда-то этот механизм засунуть и запустить в работу, - то еще приключение, доложу вам.

Да, простота недостижима.

Любой мужчина, пытавшийся хоть раз добиться простого, нехитрого и незатейливого полового удовлетворения от любой симпатичной девушки, должен это ясно понимать.

Итак, несмотря на положительную кредитную историю просьб о помощи и многомиллионный стаж их работы необходимо соблюдать одно простое, но важное, правило.

Любая просьба о помощи должна быть должным образом оформлена.

Ненадлежащим образом оформленная просьба о помощи, завернутая не в ту обертку и поданная не с тем количеством ритуальных подскоков и приседаний, считается недействительной, считается докучливым казусом и с шутками-прибаутками, полубрезгливой мордой лица и с чистой совестью похеривается где-то на задворках ноосферы.
Рядом с намерениями позвонить, обещаниями передать привет и мыслями о сексе втроем.

Товарищ! Правильно оформляй подачу сигналов бедствия!

March 2014

S M T W T F S
       1
2345 67 8
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 10:47 pm
Powered by Dreamwidth Studios